ПОИСК
Спорт

Заслуженный мастер спорта Екатерина Адаменко (Блохина): «Вернувшись с первого в жизни занятия по футболу, Олег сказал: «Мама, я больше туда не пойду — от тренера пахнет табаком и водкой»

0:00 9 червня 2010
Інф. «ФАКТІВ»
За годы выступлений за сборные Киева и республики Екатерина Адаменко установила 87(!) рекордов Украины. В 1970 году ее успехи освещались на стенде открывшегося в Киеве Музея спортивной славы. Там были выставлены черно-белые фотографии бегуньи и широкая красная лента с надписью «Чемпион», переданная музею ее супругом Владимиром Ивановичем Блохиным. А в 1975 году рядом с фотографиями и наградами мамы в музее появились фото и медали ее младшего сына — динамовца Олега Блохина.

Пятью годами ранее Олег только начинал светиться в основном составе «Динамо». В 1972-м молодого нападающего словно прорвало: в 27 матчах он забил 14 мячей! А дальше пошло как по маслу — 23, 24 и 26 мячей за 1973-й, 1974-й и 1975-й годы соответственно. В 1975-м снайперские удары Блохина помогли киевскому «Динамо» выиграть командный максимум — очередное чемпионство СССР, Кубок обладателей Кубков УЕФА и Суперкубок УЕФА, а сам бомбардир получил престижный «Золотой мяч» как лучший футболист Европы…

С заслуженным мастером спорта Екатериной Адаменко мы беседуем на ее рабочем месте — на кафедре физкультуры Национальной академии строительства и архитектуры Украины. 52 года назад, в 1958-м, Екатерина Захаровна пришла в КИСИ работать старшим преподавателем физкультуры, и до сих пор каждое утро ровно в 9. 00 она здесь. Несмотря на то, что ей уже 91!

«В мое время спортсмены стартовали с деревянных колодок»

- До моего прихода на беговую дорожку, — рассказывает Екатерина Адаменко, — в начале 1930-х годов рекорд Украины на стометровке для женщин равнялся ровно 14 секундам. На встрече спортсменов Ленинграда, Москвы, Киева и Тбилиси, проходившей в Ленинграде, я установила первый украинский республиканский рекорд в спринте — 13,8 секунды. Со временем добежала и до рекордных 11,9. Причем спортсмены тогда стартовали с деревянных колодок, бежали по гаревой дорожке и в отечественных шиповках, а судьи засекали время ручными секундомерами! Так что неизвестно, какие результаты показали бы действующие рекордсмены в таких условиях. Сравните сами: сегодня мировой рекорд в беге на 100 метров среди женщин — 10,49 секунды, а держится он с… 1988 года. Между прочим, в 1940 году я первой из украинских спортсменок выиграла чемпионат Союза в беге на 80 метров с барьерами.

- А как стали преподавателем?

- Еще до войны я подала документы в Харьковский институт физкультуры. Заканчивала, правда, уже киевский. Еще будучи действующей спортсменкой, устроилась на полставки преподавателем физкультуры в КГУ имени Шевченко. Когда у нас с Владимиром Блохиным родился Олег, горисполком дал мне новую квартиру на массиве Чоколовка, который тогда интенсивно застраивался. Чтобы не тратить время на дорогу, я решила перейти из КГУ в Киевский инженерно-строительный институт (КИСИ). Да и Олег учился в нашем районе, в 144-й школе. В младших классах ходил с ключом на шее, а я в перерыве между парами бежала домой, чтобы накормить его, узнать оценки и школьные новости…

- Вот сын и унаследовал ваши спринтерские гены…

— В детстве Олег хорошо катался на коньках и плавал. Тренер даже проходил к нам домой и просил, чтобы сын не бросал плавание. Но Олег не захотел заниматься этим видом спорта, потому что хлорированная вода раздражала слизистую глаз.

На летних каникулах Олег вместе со мной, преподавателем физкультуры, ездил в студенческий лагерь КИСИ в Конче-Заспе. Сын бегал наравне со всеми, играл в шахматы, у некоторых студентов даже выигрывал. А в начале учебного года на стадионе КИСИ набирали школьников в секцию футбола. Олег записался, один раз сходил, а вернувшись, сказал: «Мама, я больше туда не пойду — от тренера пахнет табаком и водкой». У нас-то в семье никто не курил и не пил, ну разве что супруг в честь праздника мог пригубить рюмочку. Тогда я подсказала мужу: «Володя, объявили набор детей с де-сяти лет в футбольную школу «Динамо»… И батько повез Олега на «Динамо». Сын попал на просмотр к известному тренеру Леонидову.

- Как известно, в 17 лет Олег стал игроком основного состава «Динамо». Вы с мужем ходили на игры?

- А как же! Там ведь выступал наш сын. У нас был пропуск на Республиканский стадион с отметкой «Везде», отдельные места.

По традиции перед выходом на поле Олег наклонялся, чтобы поправить шнуровку бутс, и бросал взгляд на нас с папой. В ответ я приветливо махала ему рукой, желая удачи. Однажды меня отвлекли: преподнесли цветы, и я не успела глянуть на сына, когда он выходил на поле. После окончания матча мы ждем Олега, чтобы садиться в машину и ехать домой, а он подходит и говорит: «Мама, я возмущен. Как ты могла не пожелать мне удачи?»

- Какой подарок Олега вам особо дорог?

- Конечно, из загранкомандировок сын привозил нам разные подарки. В советские времена — дефицитные в СССР вещи, в том числе и дубленки. Но лично для меня самым дорогим подарком стал первый приз Олега за спортивные успехи — расписная палехская шкатулка, которую он в 1968 году преподнес мне на 50-летие.

- А свою первую победу помните?

- Отлично помню, как будто это было вчера. В 1932 году я, 14-летняя девчонка, отправилась из Бородянки, где родилась и росла, в Киев учиться на швею. С детства мечтала о профессии портнихи. Чтобы ко мне приходили шикарные дамы, а я бы их обмеряла и шила наряды на заказ. Меня приняли в фабрично-заводское училище (ФЗУ) при швейной фабрике имени Горького. В общежитии на улице Тарасовской предоставили койку и тумбочку в огромной комнате, где жили 40 человек.

Весной в Киеве традиционно проводился общегородской легкоатлетический кросс по маршруту Бессарабка — Красный стадион (сегодня Олимпийский). Я впервые выступала за училище и неожиданно для всех выиграла пробег. Меня тотчас окружили журналисты, о моей победе написали в газетах, и после этого я оказалась в сборной Киева по легкой атлетике…

- Голод 1932−1933 годов как пережили?

- До занятий выходила из общежития и занимала очередь за коммерческим хлебом. Он стоил в несколько раз дороже, чем по карточкам, и продавали в одни руки по полкило. Я успевала первые полкило продать чуть дороже и на вырученные деньги купить еще одну порцию. Спрячу хлеб в тумбочку — и иду на тренировку. Возвращаюсь и думаю: «Сейчас съем немножко, чтобы осталось что-то на вечер». Отщипывала по кусочку и незаметно для себя съедала весь кусок. Еще помню, учащимся ФЗУ почти каждый день давали по тарелке супа из кислой капусты. Поэтому вермишелевый суп казался настоящим лакомством, до сих пор ем его с удовольствием. Когда я начала показывать хорошие результаты, стала дополнительно получать продукты.

- Что бы ни происходило, но молодость есть молодость. В сторону сильного пола поглядывали?

- Не успела. В 17 лет вышла замуж. С Николаем, моим первым мужем, познакомилась на стадионе института Микояна (Киевский институт пищевой промышленности имени Микояна, а ныне Университет пищевых технологий). Когда мы пришли регистрироваться, у меня еще не было паспорта, только справка о том, что я действительно являюсь ученицей ФЗУ. В 1939 году у нас родился сын Коля. В 1940-м муж окончил институт, и в начале Великой Отечественной его призвали в армию. Тогда я и представить себе не могла, что на этом наша семейная жизнь закончится навсегда…

- Война застала вас в Киеве?

- Да. 21 июня 1941 года я вернулась из Харькова, где выступала на соревнованиях по гимнастике за общество «Швейник». А в воскресенье, 22 июня, должна была участвовать в спортивном параде на открытии обновленного Красного стадиона, который после реконструкции назвали Республи-канским. Но торжество не состоялось: началась война. Свекор договорился, чтобы меня с сыном вывезли из Киева. В товарном вагоне мы добрались до Харькова, где тогда находился Комитет по физкультуре и спорту УССР. Общество «Швейник» помогло мне устроиться на ночлег. Мы-то думали, что эвакуироваться дальше нет необходимости, но со временем пришлось переезжать в глубь России. Туда и пришла мне похоронка на мужа. Осталась я одна с малым ребенком на руках.

Чтобы как-то кормиться, обратилась за помощью в исполком. Там на меня обратил внимание прокурор. «Писать умеешь?» — спрашивает. «Да, — говорю, — расписаться могу». Я была молодая, интересная, никакой косметики. Прокурор взял меня секретарем, а позже доверил работу помощника по гражданским делам.

Как я жила тогда, только мне одной и известно. Даже вспоминать то время не хочу, чтобы не расстраиваться. Держались на честном слове и одном крыле. Дадут за работу кусок хлеба, принесу его домой (мы с сыном жили на квартире у одной женщины), а трехлетний малыш спокойно говорит: «Мама, я разделил: один кусочек я скушаю, а другой ты возьмешь на работу». Вот так и жили…

В Киев мы с Колей вернулись в январе 1944 года. Тоже голодные были времена, не дай Бог! Чтобы сохранить костяк сборной города, известных спортсменов взяли на довольствие в воинскую часть — и стала старшиной-каптернамусом и начала выступать за команду Киевского военного округа.

«Из-за рождения Олега в 1952-м я не попала на Олимпиаду в Хельсинки»

— Расскажите, как вы познакомились с Владимиром Блохиным.

- Он был молодым офицером в той самой воинской части, к которой нас прикрепили. По поручению командования Блохин курировал спортсменов, помогал нам решать проблемные вопросы, в том числе и обеспечения продовольственными пайками. А в то время тяжело болел мой свекор. Вместе с ним и свекровью мы с сыном жили в частном доме на улице Прозоровской (сейчас Анри Барбюса). Врачи сказали: «Срочно нужен пенициллин!» Но купить его было невозможно. Я прибежала к Блохину и попросила его помочь с лекарством для отца погибшего мужа. Володя пригласил полкового врача, и мы все вместе поехали к нам домой. Потом Блохин приходил к нам уже один, приносил лекарства. Но дедушку, к сожалению, спасти не удалось. Остались мы с сыном и бабушкой.

Когда Владимир зачастил к нам, бабушка догадалась, что дело нечисто: то мы в кино бежим, то на танцы в Дом офицеров.

- Любили танцевать?

- Да, причем и я, и Володя. В наше время были популярны, в основном, медленные танцы. Мне особенно нравились танго, фокстроты, вальсы, а еще краковяк и полька.

Так вот, после очередных танцев бабушка подозвала Володю к себе и говорит: «Я вижу, что Катя вам нравится. Но у нее растет сын. Поэтому решайте, сможете ли воспитать ее ребенка как родного».

Перед очередным отъездом в командировку Владимир написал мне записку: «С Пелагеей Кирилловной (так звали бабушку) все договорено. Так что мы можем пожениться». В 1950 году мы расписались.

- Общий язык с вашим сыном Владимир быстро нашел?

- Ни одного слова, что он взял меня с Колей, я никогда не слышала. Боже упаси! Наш Коля был просто золотым ребенком: тихий, умный… В 21 год закончил химфак университета, а в 23 уже защитил кандидатскую диссертацию.

- Сейчас он доктор наук, профессор, — продолжает Екатерина Адаменко. — На втором курсе женился на своей однокурснице, и уже 50 лет они живут вместе. Невестка возглавляет кафедру химии Национального медицинского университета имени Богомольца.

- Скажите, замужество как-то отразилось на вашей спортивной карьере?

- Уже будучи замужем за Блохиным, я продолжала выступать на соревнованиях. Каждый год выигрывала первенство города, у меня даже сохранилась одна майка с надписью «Чемпион Киева. 1951 год». А в 1952-м у нас родился Олег. Мы с Владимиром были счастливы. Правда, из-за рождения сына я не попала в олимпийскую сборную на Игры-52 в Хельсинки.

- Теперь у вас не только дети, но и внуки. Расскажите о них.

- Старшего внука, Сашу, в 10-летнем возрасте приняли в киевское хореографическое училище. Чтобы получить среднее образование, он закончил на отлично вечернюю школу. После окончания училища был зачислен артистом балета Киевского оперного театра. Закончил романо-германский факультет КГУ, знает семь языков. Сейчас живет и работает в Германии, руководит театром, ставит спектакли, с труппой объездил полмира. Женат на дочке известной артистки балета Анны Потаповой. Правнучка у меня уже есть, Дашенька. Она почти такого же возраста, как и внучка Ирочка.

Ирина, кстати, как одаренный ребенок получила грант на учебу в Америке. Внучка три года занималась в Школе искусств при Голливуде, а потом осталась жить в США, стала певицей. Вы смотрели соревнования на Кубок Дерюгиных? Ира всегда приезжает, делает практически всю постановку, упражнения, сочиняет к ним музыку…

Самые младшие внучки ходят в школу — Аня закончила третий класс, Катя — второй. Обе занимаются теннисом.

- Вы вправе гордиться такой славной династией!

- Да, мне действительно есть чем гордиться. В ноябре 2008 года мне исполнилось 90 лет. В честь юбилея меня наградили орденом «За заслуги», но получила я награду не сразу. Работники Министерства молодежи и спорта никак не могли найти в Киеве Екатерину Захаровну Адаменко: мол, нет такой спортсменки. Пришлось нам самим разыскивать орден. К сожалению, вот так отнеслись к спорт-сменке, отдавшей свои лучшие годы украинскому спорту. Хочется думать, что такое невнимание — случай единичный.

1352

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.