Спорт Знай наших!

Евгений Глыва: "В школе всегда думал: "Физкультура — не для меня". Бегать не любил страшно..."

6:00 25 июня 2016
Евгений Глыва

Украинец, выигравший австрийский этап международного ультрамарафона, признан одним из самых быстрых и выносливых людей на планете

В Австрии 32-летний житель Сумской области Евгений Глыва на одном из этапов всемирного благотворительного забега Wings for life пришел к финишу первым, опередив почти двенадцать тысяч конкурентов. Дистанцию в 68 километров тренер ДЮСШ из Ахтырского района преодолел за четыре с половиной часа. Это не первая победа украинского марафонца, который входит в пятерку мирового рейтинга. Удивительно, но в детстве Евгений, признанный одним из самых быстрых и выносливых спортсменов планеты, страшно не любил… бегать.

*Как победитель этапа Евгений Глыва получил право в следующем году выбрать страну, где будет участвовать в новом забеге. Его поездку туда оплатят уже организаторы (фото из семейного альбома)

— Я родился в селе Малая Павловка, в многодетной семье, — вспоминает Евгений Глыва. — Нас у родителей было пятеро. О каком спорте могла идти речь? Коровы, огород… Работа с утра до ночи, наравне со взрослыми. Подъем ни свет ни заря, помощь родителям по хозяйству. Потом в школу. После школы — снова домашние хлопоты. Иногда и уроки не успевал сделать. Нет, вы не подумайте, что у меня не было детства. Свободное время при желании всегда можно найти. Как и многие мальчишки моего возраста, с удовольствием играл в футбол. Но это единственный вид спорта, где я бегал. А вообще бегать не любил страшно. Предпочитал летом на травке поваляться. Физкультура? Не для меня. Хорошо если из тридцати уроков физкультуры я приходил на один. Мне это не нравилось. Считал, что не мое.

И одноклассники, и учителя в школе говорили, что я ленивый, ничего не умею. В какой-то момент меня такое зло взяло. Как это — ничего не умею? Я же хоть и маленький, но мужчина! В классе седьмом у нас как раз организовывались соревнования по кроссу. Ну я и решил, неожиданно даже для себя самого, что не просто приму участие в школьном забеге, но и выиграю его. Чтобы всем доказать, что чего-то стою. Конечно же, школьные друзья скептически отнеслись к моим словам о предстоящей победе. У них «пятерки» по физкультуре, а у меня еле-еле «тройка» вырисовывалась.

Я тренировался каждый день — бегал вокруг дома. А когда вышел на старт, уже знал, что победа будет за мной. И… выиграл!

Ох и удивлялся учитель физкультуры! Хвалил меня. Обещал все оценки поисправлять на положительные, если буду регулярно ходить на его занятия. А я что? Мне понравилось побеждать. Не любил бег, потому что не бегал раньше. А эта победа в школьном кроссе дала мне уверенность в себе. Тогда, в седьмом классе, я еще не знал, что свяжу свою жизнь с марафоном. Но уроки физкультуры начал посещать регулярно.

Мои родители хотели, чтобы я после школы остался в селе и стал фермером. Но у меня были другие планы. Поступил учиться в институт физкультуры. Хотел закончить магистратуру, но денег у семьи катастрофически не хватало. Тогда-то я и вспомнил про свой давний школьный успех. Узнал, что в Харькове будет проходить марафон с призовым фондом. Явился на этот забег — и выиграл его. Получил в качестве приза 300 долларов, которых как раз хватило, чтобы оплатить учебу в институте. Вот тогда-то я и понял, что бегом можно зарабатывать. Потом уже выиграл супермарафон в Белоруссии, пробежав сто километров.

— А как к вашему увлечению бегом отнеслись родители и односельчане?

— Пока я не стал еще известным ультрамарафонцем, родителям мои занятия не нравились. Они очень хотели, чтобы я занимался сельским хозяйством. Мол, такая профессия всегда прокормит. А односельчане и вовсе считали, что я немного ненормальный. Рано утром все в поле — кто сено гребет, кто на огороде работает, кто скот пасет, а я тренируюсь, бегаю. Сколько раз слышал за спиной: «Вот занятие себе дурное выбрал. Все не как у людей. Ему хату оставили в наследство, думали, что на земле работать будет. А он бегает!» Бывало и такое. Кричали мне вслед: «Чем бегать, лучше бы помог сено грести! Двадцать гривен заплачу». А я только улыбался. Вон бычка кормил целый год, потом сдал его на мясо — и заработал всего сто долларов. А выиграл марафон — и сразу триста получил. Нет, марафон полегче будет.

Ультрамарафон — это такой вид спорта, в котором нет финиша. То есть ты бежишь, пока есть силы. Побеждает тот, кто преодолел самую большую дистанцию. В этом году проходил уже третий всемирный забег Wings for life. Его цель — собрать как можно больше денег для инвалидов-колясочников, которые сами не могут бегать. Вот и бегаем как бы за них.

Забег, в котором приняли участие 73 тысячи спортсменов, начался одновременно в 33 странах на нескольких континентах. Причем каждый из атлетов мог выбрать для себя страну и время, когда он хочет бежать. Ведь если в Европе полдень, то в Азии и Австралии — ночь. Лично я все свои рекорды ставил или ночью, или в дождик. Но на этот раз решил стартовать в Австрии, куда пришлось добираться за свой счет.

— Вы же еще и стартовый взнос платили, чтобы поучаствовать в забеге.

— Это обязательное условие. Но там не очень большая сумма — 50 евро.

— В Австрии большой интерес к этому необычному виду спорта?

— О да! По всей дистанции спортсменов приветствовали зрители. За забегом можно было также наблюдать во всех странах мира в режиме реального времени через Интернет.

Признаюсь честно: несмотря на победу в австрийском этапе, я не очень доволен своим результатом. Пробегал и значительно большие дистанции. В ультрамарафоне есть одна отличительная черта. Как я уже сказал раньше, линии финиша тут нет. Но через тридцать минут после старта в погоню за бегунами отправляется специальный автомобиль. Он стартует со скорости 16 километров в час, а потом каждые полчаса увеличивает скорость на один километр. Как только поравняется со спортсменом, у того на ноге срабатывает специальный чип и он выбывает из соревнования. Мне от этого автомобиля удавалось убегать четыре с половиной часа. Когда меня догнали, я бежал со скоростью 20 километров в час.

Кстати, интересная деталь. За рулем машин, которые догоняют спортсменов, обычно находятся достаточно известные авто- и мотогонщики. Так, например, на австрийском этапе присутствовали легенда мотокросса Рикки Джонсон и пилоты «Формулы-1» Дэвид Култхард и Макс Ферстаппен.

А я просто неправильно рассчитал силы. Иначе бы большее расстояние пробежал. Победителем в мировом забеге стал итальянец Джорджио Калькатерра, который преодолел 88,44 километра за пять с половиной часов. Он бежал у себя на родине в Италии. А я в общем зачете, несмотря на то, что победил в Австрии, занял лишь 13-е место. Во-первых, как только мы выбежали за пределы Вены, под палящим солнцем стало очень жарко. Во-вторых, меня немного сбил с ритма мой основной соперник — атлет из Африки, который буквально преследовал меня по пятам. Мне все время хотелось добавить скорость, чтобы от него оторваться. А ведь я знал, что это у африканских марафонцев такая тактика — выматывать соперника.

— Думаю, жара для вас — не такая уж большая помеха. Помнится, в прошлом году вы пришли третьим в забеге по пустыне в Омане. Вот где, наверно, была настоящая жара!

— Тут вы абсолютно правы. Жара в Омане действительно порой нестерпима. Бежать по раскаленной пустыне пришлось 165 километров. Правда, не за один день. Дистанцию разбили на шесть этапов. В день приходилось пробегать километров 20—30 при температуре воздуха, иногда достигавшей 55 градусов выше нуля. Песок был так раскален, что голой ногой на него невозможно встать.

*По раскаленной пустыне в Омане атлетам пришлось пробежать 165 километров за шесть дней

— Вы хотите сказать, что там не было никаких протоптанных дорожек или тропинок?

— Абсолютно. Причем бежали не всегда по ровной местности. Иногда приходилось и на барханы забираться, и спускаться с них. Вообще-то супермарафон в Омане не всем по карману. Чтобы поучаствовать в забеге, надо заплатить 1200 евро. Но для таких спортсменов, как я, все было бесплатно.

Местные жители — арабы с удивлением смотрели, как по пустыне бегут белые люди. Некоторые из них приносили спортсменам еду и воду. Но у посторонних брать ничего нельзя. Иначе сразу же дисквалификация.

— Как же вы шесть суток обходились без еды?

— Ну почему без еды? С собой разрешалось взять рюкзачок с самым необходимым. В том числе и с водой. Я набрал тогда на шесть дней шоколадок, сухофруктов, воды. Мой рюкзачок весил четыре килограмма. Кстати, когда бежишь ультрамарафон, то через каждые пять километров — пункты питания, где можно подкрепиться. Я обычно брал бананы и мандарины. А вот в Омане промежуточный финиш — только через 20—30 километров. Приходилось терпеть.

— Воды хватало на дистанцию?

— Экономил. Бывало, остается во фляге последний глоток, и такой соблазн — допить всю воду, а потом больше не думать о ней. Спасают специальные влажные салфетки, которыми вытираешь лицо во время забега. Водой можно запастись на промежуточном финише.

— Где вы ночевали во время забега в Омане?

— Прямо на песке. Устанавливались тенты, и мы под этими тентами коротали время до утра. Кстати, в Омане нет вечера. Солнце садится очень быстро. Вроде еще день — жара дикая, и вдруг моментально темнеет. Сразу же наступает холод — 20 градусов выше нуля.

— Вы шутите? Это разве холодно?

— Совсем не шучу. После обычных для Омана 55-ти выше нуля двадцать градусов — это очень холодно. Приходится прятаться в спальные мешки. Хотя раскаленный песок — не самое страшное в этой экзотической стране. Один раз ночью мы проснулись от истошного крика: «Спасайтесь! Скорпионы!» Их, казалось, были тысячи. Какой уж там сон?

— Пока бежали в Омане, не было желания досрочно завершить свое участие в забеге?

— Если честно, то было. И не один раз. Иногда думаешь: «Все, не могу больше. Пора домой». А потом вспоминаешь, что разница в призе между местами — тысяча долларов. Проявлю малодушие — тысячу баксов потеряю, как минимум. Нет, надо бежать дальше.

— Во время бега о чем-то думаете?

— Ни о чем конкретном. Иной раз, правда, привяжется какая-нибудь песня и всю дистанцию в голове крутится.

— Когда вы не на соревнованиях, то бегаете каждый день?

— Зимой не бегаю. И знаете, даже ломка наступает без бега — как у наркомана. А в остальные времена года делаю это регулярно — двадцать километров утром, десять вечером.

— Сколько всего набегали, не подсчитывали из интереса?

— Подсчитывал. Примерно 90 тысяч километров.

— Скажите, а крепатура у вас бывает после соревнований? Ведь вы один из самых выносливых людей на планете — может, у вас организм какой-то особенный?

— Да бывает, как у всех спортсменов. И ноги ломает, и суставы с мышцами болят. И спать в первую ночь после соревнований трудно. Правда, чуть позже уже могу и сутки проспать.

— А почему вы до сих пор не входите в сборную Украины по марафонскому бегу?

— Везде коррупция, связи. Не взяли меня туда. Да я и не расстраиваюсь. Ультрамарафон мне нравится больше. Я как победитель этапа в следующем году получил право выбрать страну, где буду участвовать в новом забеге. Хочется побывать где-нибудь, куда за свой счет добраться не смогу, — Тайвань, Япония, Австралия. Мою следующую поездку уже оплачивают организаторы.

— Планируете победить?

— Конечно, — улыбается Евгений. — Победитель получает путевку в кругосветное путешествие на двоих. А я своей супруге Яне давно обещал кругосветку. Но поживем — увидим.

1637

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер