Факты

Лошадь лучшей спортcменки немецкой команды по конному спорту попалась на допинге

Елена ДРАГА «ФАКТЫ»

23.07.2004 0:00

Единственный вид спорта в программе современных олимпийских Игр с участием животных  — конный спорт. В Афинах в этом виде будет разыграно шесть комплектов наград, из них два — в преодолении препятствий (конкур). Ощутимую потерю накануне предстоящих Игр в Греции понесли фавориты турнира конкуристов — сборная Германии. На допинге попалась… лошадь всадницы Мередит Михаэльс-Беербаум, одной из ведущих членов команды. Кстати, отец спортсменки — четырехкратный олимпийский чемпион Людгер Беербаум, также намерен принять участие в Олимпиаде. Это уже пятые в его жизни Игры.

В ходе престижного турнира в Аахене представитель Федерации конного спорта Германии объявил, что в допинг-пробе лошади Шаттерфляй, взятой в ходе финала Кубка мира в Милане весной этого года, был обнаружен ветеринарный транквилизатор гидроксипромазин. Согласно правилам, если на допинге попалась лошадь, то дисквалифицируют всадницу. Так что 34-летняя Мередит исключена из числа претендентов на поездку в Афины.

А вот рекордсмен мира, серебряный призер Олимпийских игр в Сиднее по тяжелой атлетике поляк Симон Колецки (до 94 кг) пропустит Игры по собственной недобросовестности. В пробе атлета, взятой после национального чемпионата, были обнаружены следы запрещенного вещества, вследствие чего Колецки дисквалифицирован.

Между тем один из ведущих ученых Австралийского института спорта Робин Паризотто, разработавший тест на обнаружение в организме эритропоэтина, предложил Международному олимпийскому комитету брать у атлетов пробы на этот допинг не только в ходе Олимпиады, но и до соревнований.

Ученый аргументировал целесообразность подобного нововведения следующими фактами. В ходе Олимпиады в Сиднее многих атлетов, в том числе и олимпийских чемпионов, проверили на эритропоэтин. Ни один из 2758 анализов, взятых тогда, не дал положительного результата. Но, как сообщил Паризотто, за 17 дней до начала Игр сотрудники Австралийского института спорта попросили 310 олимпийцев сдать пробы на эритропоэтин. И у всех (!) результаты оказались положительными. Разумеется, поскольку этот эксперимент не имел юридической силы, имена и национальная принадлежность этих спортсменов не подлежали разглашению.